Top.Mail.Ru
4
(1)

  1. Главная
  2. /
  3. Арсенал охотника
  4. /
  5. Охота на глухаря

Весенняя охота включает в себя и охоту на утку, на боровую птицу. Незабываемой охотой может стать весенняя охота на глухаря.

Привычки и образ жизни

Обычно принято описания охот начинать описанием внешности и размеров объекта охоты; мне думается, что в настоящем очерке эти всем известные подробности можно опустить, а потому начинаю прямо с выяснения основных черт характера и образа жизни глухаря.

Глухарь прежде всего птица оседлая; свои перемещения в течение года, в связи со сменой времен года, рода питания и состояния организма, совершает он обычно в пределах сравнительно небольшого района, который избирает таким образом, чтобы в нем имелись все необходимые для него элементы.

Этими элементами являются следующие: в первую очередь крепкий и сырой участок, каковым обычно бывает или болото, поросшее лесом (моховое или же кочковатое с высокой травой), или ельники в логу, с протекающей по дну последнего речкой или ключиком; затем примыкающий к крепи обширный лес, преимущественно смешанный, однако, с преобладанием хвойного, но не сплошной, а прерываемый небольшими открытыми местами (покосами, лесосеками, полянками), причем в лесу и на полянках глухарь любит подсед или кустарник, — особенно липовый, — валежины, заросшие травой, и вообще ломь; кроме того, в районе обитания глухаря не должно быть недостатка в ручьях, ключах и вообще воде; желательны ягодники.

Имея в наличии указанные условия, глухарь на много лет селится в таком районе, и потому охотник, хорошо знающий местность и образ жизни глухаря, может быть уверен, что в данный сезон года он может найти птицу в определенном участке. Весенний ток, линька старых самцов, пребывание молодых глухарят, вылеты на лиственницы, на гальки — все эти моменты жизни глухаря связаны каждый с вполне определенным участком района его обитания на много лет, если только не происходит коренных изменений в местности (вроде полного уничтожения леса). «Старинные тока», происходящие десятки лет подряд в одном и том же месте, известны многим охотникам, получившим их в охотничье наследство еще «от дедушки»; зимой глухарь иногда неделями кормится на одной сосне, обгладывая ее хвою до оголения веток; осенью выводки из года в год приходится спугивать на одном и том же покосе, находящемся невдалеке от места весеннего тока и гнездованья и также вблизи от будущей осенней кормежки на ягодниках или листвяннике.

охота на глухаря

По свидетельству некоторых авторитетных охотников, все же иногда замечаются перекочевки глухаря из одной местности в другую, отстоящую довольно далеко от прежнего местопребывания птицы, причем, переселясь на новое место, глухари или начинают вести оседлую жизнь в нем, или же через небольшой промежуток времени уходят опять в новый район, уводя при этом и местных1.

О перекочевках глухаря говорит и Брем (который называет все же его оседлой птицей), причем признается, что причин такой перекочевки он назвать не может. Я же за всю свою двадцатилетнюю практику ни разу не наблюдал этого явления и своих знакомцев глухарей, обитающих в районе моих охот, считаю весьма оседлыми.

По образу своей жизни глухарь мало чем отличается от остальных тетеревиных. Днем он обычно держится на земле, бродя по кустарнику или подседу в поисках за пищей, состоящей из листьев, клевера, злаков, ягод, семян, насекомых, муравьиных яиц; осенью питается он, кроме ягодников, уже на деревьях хвоей лиственницы и листьями осины, зимой — хвоей сосны; к свежей воде, источник которой должен быть поблизости, глухарь ходит несколько раз в день. Взлетает с земли неохотно, предпочитая уйти от опасности пешком. Взлет его очень шумен, особенно у старых самцов глухарей, — «как телега коваными колесами по каменному грунту гремит». Ночует летом (и зимой в теплые ночи) на деревьях, молодежь с матерью летом первое время на земле под густыми ветвями деревьев или под ветвистой валежиной, окруженной густой травой; затем — когда молодежь начинает летать — также на деревьях; зимой же в холодные ночи глухари, подобно тетеревам и рябчикам, зарываются в снег или убираются под низко нависшие густые еловые ветви.

По своему нраву глухарь схож с остальными куриными.

Глухарь самец — птица неуживчивая, вспыльчивая, драчливая, по необходимости ведущая отшельнический образ жизни. К самкам он внимателен и любезен лишь в период токованья, когда он оплодотворяет нескольких самок; в уходе за гнездом или птенцами никакого участия не принимает в отличие от некоторых других видов того же семейства (рябчик, куропатка).

Глухари легко приручаются и, живя в неволе, могут доставить их хозяину много материала для наблюдения и много удовольствия, особенно самцы, которые могут в неволе даже токовать.

К сожалению, вырастить глухарят, — особенно если они взяты очень маленькими иди высижены домашней птицей (индюшкой или курицей) из яйца, — очень трудно. Дело в том, что, когда птицы становятся уже довольно крупными (размера взрослой куропатки), их в неволе обычно губит болезнь, причины которой не выяснены, насколько я знаю. Болезнь заключается в головокружении и судорогах. Любопытно то, что этой болезни глухарята, по-видимому, подвержены и при жизни в естественных условиях, на воле, так, В.А.Клеменц, опубликовавший в свое время свои опыты с выращиванием глухарей, приводит также случай наблюдавшегося им припадка болезни у глухаренка на свободе. При жизни в неволе единственное средство, по словам Клеменца, спасения глухарят от гибели: высокая температура (до 42° R), в которую он помещал заболевших птенцов на сутки...

Это про глухаря.

Весеняя охота на току

Весной может быть только одна охота за глухарем — на току. Мне приходилось слышать от некоторых охотников, что эта охота очень легка, так как к токующему глухарю, который во время пения ничего не слышит и не видит, и в которого можно несколько раз выстрелить, — подойти ничего не стоит. Чем больше я охочусь, тем больше убеждаюсь, что трудностей в этой охоте очень много, и что большой опыт, знание, выносливость и выдержка требуются от охотника, если, конечно, токов он не покупает, а ищет их сам и ходит на них без няньки, особенно на току с большим и густым скоплением глухарей. Но зато и наслаждение от этой охоты не сравнится (правда, это дело, быть может, личного вкуса) ни с каким иным от другой охоты.

Если охотник хочет сам искать тока, то этим делом следует заняться задолго до начала разрешенного законом сезона весенней охоты, так как времени уйдет на это много. Зная район постоянного местопребывания глухарей (по выводкам, по постоянным встречам с птицей в иное время года, наконец, по характеру места), еще по снегу, в марте, на лыжах, охотник должен обследовать в этом районе все подходящие для тока места и искать на них признаки будущего тока.

Иногда сравнительно недалеко от токовища некоторые глухари проводят и зиму, а так как зимой, — как я уже сказал, — глухарь иногда целыми неделями не покидает одной и той же сосны, то под этой сосной снег бывает усеян пометом2, который при потайках начинает проваливаться в снег. Такие сосны являются первыми, хотя и непрочными и не точными, признаками, указывающими пока только на возможность близости токовища, так как бывает иногда, что глухарь весной играет на той самой сосне, хвоей которой он питался в течение зимы. Иногда же бывает и так, что место тока более или менее удалено от зимней квартиры.

охота на глухаря

Если начались сильные потайки по утрам (конец марта), то старые глухари, которые обычно начинают игру значительно раньше молодых, оставляют на поверхности снега уже более точные признаки тока, в виде так называемых «чертежей». Дело в том, что возбужденный самец, бродя по снегу под лучами солнца, распускает крылья и чертит ими дугообразные линии; вместе со следами крупных лап глухаря эти линии явственно говорят о том, что охота на току будет происходить или в этом месте, или в большой близости от него. Если глухарь начал игру по утрам достаточно яро, то под деревьями, на которых он играет, можно найти мелко разбросанный свежий помет, так как во время игры возбужденная птица часто испражняется.

Для тока глухарь обычно выбирает: кромку болота, остров на болоте, кромку покоса, остров на покосе, кромку лесосеки — притом преимущественно (конечно, бывают исключения) такую кромку, которая обращена к заре и к восходящему солнцу (значит, на север, с-в. и восток), так как лучи восходящего солнца особенно приятны поющему самцу и усиливают его восторг перед возрождением природы; мне приходилось наблюдать, как поющий глухарь, игравший на низкой сосне, заметив, что верхушка громадной сухой лиственницы окрасилась лучами только что взошедшего солнца, перелетел на нее и с азартом, почти без перерыва запел свои песни на ее вершине, повернувшись головой к солнцу.

Все же следует признать, что коренным местом тока, наиболее любимым глухарями, является окрайка обширного мохового болота. При достаточном удалении от жилья именно в таких участках бывают наиболее многочисленные скопления глухарей.

Если в излюбленных местах глухаря часто тревожат охотники или произошли резкие перемены, они меняют место токования и иногда выбираются в совсем неудобные и неподходящие места вроде сплошного леса, вдали от родного болота.

Выбор дерева и способ посадки для игры у глухаря довольно разнообразны: верхушка крупной лиственицы, высоко поднявшаяся над лесом густая «кухта» кряжистой сосны, вершина, — а иногда и самая гуща, — ели, мелкие коряжистые сосенки («карандашник») на болоте, иногда самый нижний сук крупной сосны, даже просто крупная валежина и, наконец — «пол», т.е. земля. Вот те пункты, на которых может играть свои весенние песни глухарь.

В литературе высказывалось мнение о том, что на некоторых токах имеются деревья, особенно излюбленные глухарями; на этих деревьях каждую весну и даже каждое утро можно было найти глухаря. Моя практика ни разу не дала мне основания для такого заключении. Наоборот, мне не раз приходилось удивляться, насколько разнообразен и непонятен бывает выбор места токования глухарем.

Отдельные певуны располагаются на току довольно далеко друг от друга, так что ток занимает иногда громадное пространство в несколько сот сажен и даже не одну версту, и лишь в разгар тока в его центре собирается несколько петухов, между которыми происходят драки в присутствии иногда большого количества глухарок (мне приходилось в центре тока встречать до 10 петухов на пространстве 20 и 50 саж.). В это время удары мощных крыльев дерущихся петухов слышны очень далеко, гораздо дальше, чем песня, и могут служить для охотника указанием тока; однажды мне, бродившему по окрайке плохо знакомого мне тока, удалось отыскать его центр лишь благодаря хлопанью крыльев («как бабы вальками белье колотят»).

Редкое расположение певунов на току естественно объясняется их сварливым характером. Молодежь и вообще более слабые петухи избегают располагаться в центре тока и ютятся по его ок- райкам вдали от сердитых стариков, не выносящих близкого соседства на току молодых соперников.

Клохтанье глухарок, скопляющихся поблизости от поющих глухарей, служит также признаком близости тока; однако, все эти последние явления можно наблюдать уже лишь и разгар токов,

Некоторые охотники рекомендуют еще ориентироваться при отыскании тока направлением вечернего лета глухаря, направляющегося к токовищу с места дневной кормежки (клюквенного болота, напр.).

Начинает игру глухарь еще по насту в ясные мартовские утра, и, как уже отмечено, в это время играют преимущественно старики. Глухарки в этом раннем токе принимают участие очень малое, являясь сравнительно поздно, и в поведении их еще не заметно возбуждения.

Чем ближе к полному исчезновению снега, тем игра становится азартнее, слет на ток происходит, — уже как правило, — с вечера, начинается игра все раньше и раньше, — езде задолго до восхода солнца; на ток являются и более молодые певуны и годовики, которые сначала молча сидят в районе тока, а затем начинают делать курьезные попытки спеть песню; в разгар токов глухарки являются в большом количестве на ток перед восходом солнца, и начинается оргия, которая при большом количестве певунов производит очень сильное впечатление, благодаря несмолкаемому хлопанью крыльев дерущихся на полу соперников, шуму и клохтанью постоянно перелетающих глухарок и сплошному щебетанью поющих токовиков, отдельного щелканья которых уже совершенно не слышно.

Разгар токов обычно бывает в начале или средине мая, кончаются же тока в июне; перед окончанием токов, когда после кладки первых яиц глухарки перестают посещать ток, самцы играют уже гораздо холоднее. Старики, начавшие игру раньше молодых, раньше ее и кончают, так что к июню остается уже лишь молодежь, которая только к этому времени научается петь настоящие песни ( «наигрывает шею»).

Начинать охоту на току, конечно, можно и по снегу, но тогда нужно наперед приготовиться к большим трудностям и возможности неудачи. Если была днем сильная потайка, а ночью образовался наст, который держит человека, то подход, особенно в валенках, сравнительно легок; если ночь теплая, а снег не глубок и кашеобразен, то подход в сапогах тоже не труден; но если, что всего чаще бывает, образовавшаяся ночью корка на глубоком снеге тонка и не держит охотника или держит лишь местами, то подход — сплошное мученье и требует большого терпения и осторожности; можно, правда, в таких случаях пользоваться лыжами, но обязательно — во избежание грохота — подшитыми, и по возможности подшитыми густым и длинным мехом. Без лыж я пробовал — и успешно — при таких условиях «подходить» на четвереньках, чтоб разложить свой вес на большую площадь, но это занятие только на любителя.

Однако, несмотря на все трудности, а, вернее, именно благодаря им, эта ранняя охота на току по насту имеет для охотника и много привлекательных сторон: не говоря уже о красоте раннего весеннего утра и об удовлетворении, которое дает преодоление особых трудностей этой охоты, сам объект ее в это время, — сильный, еще не истомленный любовным жаром и всегда крупный старый самец, искушенный за несколько весен в умении ускользать от охотничьих рук, — представляет завидную добычу. Но это опять таки вопрос, с одной стороны, вкуса и, с другой, — правил об охоте, рассчитанных на то, чтобы дать возможность птице до смерти на току оплодотворить самок и тем продлить свой род.

Лучшее время для охоты на току — это когда снег настолько сойдет, что остается лишь кое-где в густяках да в оврагах.

На эту охоту самое лучшее приходить с вечера, еще до заката солнца, чтобы побывать на «подслухе». Оставив весь багаж спрятанным около места будущего ночлега (ночевать обычно приходится в лесу), охотник осторожно подходит к месту предполагаемого тока, но никоим образом не в центр его, и усаживается под прикрытием в таком пункте, чтобы при отходе потом не потревожить прилетевших глухарей. На знакомом току ориентироваться просто, на незнакомом, конечно, неизбежны ошибки, и если после прилета охотник окажется в центре разместившихся глухарей, то ему для отхода придется дождаться полной темноты и употребить всю свою осторожность.

Прилетает на ток глухарь в это время чаще после заката солнца или перед самым закатом. Слетаются токовики вскоре один за другим и с хлопаньем шумно усаживаются каждый на свое дерево.

1Ушаков. Краткий обзор распространения и жизни глухаря и тетерева.
2Состоит помет (зимой) из переваренной сосновой хвои и имеет вид довольно толстых колбасок около 1 см. Диаметром и 6-7 см длины.

Продолжение следует.

Митяй Пичугин

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.