4
(1)

Выходной я собирался провести на даче, но в пятницу позвонил приятель, охотник, и предложил поехать с ним на охоту. Выезжать следовало уже в субботу, рано утром. Однако быстрые сборы меня никогда не смущали: все снаряжение находилось в шкафу под рукой, и оставалось только переложить его в походную сумку. Патроны и оружие у меня всегда готовы к охоте. Итак мы решили ехать за кабаном.

о дороге в охотничье хозяйство приятель горячо убеждал меня, что предстоящая охота будет не только интересной, но и позволит нам, измученным городской суетой, отдохнуть несколько дней на природе. Руководство базы в лице директора гарантировало нам кабана на сто процентов. В чем я, откровенно говоря, сомневался. Товарищ же искренне делал упор на то, что кабана возьмем в первый день, а оставшиеся два­три дня охоты походим на лыжах с ружьями за тетеревами и куропатками, их там пропасть, как много.На кабана я вез с собой карабин Супер­Вепрь 308 калибра. В расчете на куропаток я взял с собой винтовку Атаман 6,35 мм. Было бы неправильно ехать за 800 км только затем, чтобы, сделав один выстрел по кабану, сразу возвращаться домой.Из Москвы мы выехали в два часа ночи, на место прибыли в пятнадцать ноль ­ ноль, доехали без происшествий, точно по плану. А уже через два часа егерь охотхозяйства отвез нас на уазике в угодья и, устроив обоих на вышках, предупредил, что зверь выходит засветло, и прохлаждаться некогда. Стрелять лучше всего подсвинка или секача, свиней стрелять только небольших и одиноких. Кормушка около моей вышки располагалась метрах в семидесяти от «бойницы». Не успел я еще как следует привыкнуть, как к кормушке вышло семейство из пяти особей. Выбрав крупного секача и взяв его «на мушку», снял карабин с предохранителя и плавно нажал на спуск. Выстрел громом раскатился по лесу. Кабанов от кормушки, как ветром сдуло, но один, все же, остался лежать на боку. Мне от радости хотелось бежать к кормушке, чтобы подтвердить меткое попадание, но в этот момент в лесу прозвучало три выстрела. Два – один за другим, а третий – минут пять спустя. Это приятель сначала смертельно ранил одинокую свинью, а затем, не слезая с вышки, удачно добил ее. Охота на кабанов была удачно завершена. Опять же в Москву будем возвращаться с добычей. Однако прав был мой приятель, заядлый охотник, в своей уверенности удачной охоты. Да и команда егерей сдержала свое слово, мы добыли двух кабанов в самый первый день. Охота на кабанов кончилась... Теперь у нас осталось два полных дня на охоту по белым куропаткам и тетеревам. Утро следующего дня мы встретили на лыжне. Мой товарищ, хорошо знавший здешние места, шел первым, прокладывая лыжню. Я скользил следом. Широкие охотничьи лыжи шли почти бесшумно. Светило солнце, дул встречный ветер, было совсем не холодно. Куропатки такую погоду любят. Мы вышли на большое поле, поросшее кустами и мелким подлеком. Поле уходило в большое, занесенное снегом болото, куда, собственно, мы и шли. На плече моего спутника висел дробовик двенадцатого калибра, на поясе патронташ и охотничий нож. На спине небольшой рюкзачок с охотничьей мелочевкой. Я шел следом, тоже с рюкзачком на спине, и держал в руках охотничью пневматическую винтовку Атаман ML 15, калибра 6,35 мм, с оптикой. В кармане ­ коробка пуль Диаболо 1,64 гр. На груди бинокль и дальномер.Резервуар карабина еще в Москве был заправлен воздухом, манометр показывал 225 бар. Этого должно хватить на 35­40 выстрелов. Именно столько составляет «плато» моей винтовки. Когда мы подошли к болоту, напарник шепотом посоветовал мне идти вдоль леса вправо, там самое «куропатоное» место. Тут они кормятся, собирая с болотных кочек и кустов семена и ягоды. Сам он решил обогнуть болото слева. Мы разошлись в разные стороны. Я не спеша заскользил вдоль болота, покрытого кустами и кочками, с островками сухого камыша и осоки.Вскоре, сзади меня, куда ушел мой спутник, прозвучало два раскатистых выстрела. И буквально через мгновение со стороны лесной просеки низко над полем вылетела стая белых куропаток и пошла на посадку. Я замер, спрятавшись за большой куст. В бинокль было хорошо видно пять «курочек» на краю поля между кочек. Я наблюдал за ними, решая задачу, с какой стороны удобнее к ним подобраться. Ветер боковой, как у нас говорят – ни туда, ни сюда. Решил обойти слева, за кустами, и пошел, прячась и пригибаясь. Еще раз глянул в бинокль. Было видно, как парочка белых, как снег, куропаток успокоилась и мирно клевала ягоды. Дальномер показал 68 метров. Я решил, что дальше по открытому пространству мне не пройти и стоит попробовать стрельнуть с такого расстояния. Оперевшись на крепкий березовый сук, прицелился. Хлоп! И одна куропатка скатилась за кочку. Вторая вспорхнула и перелетела на три метра в сторону. Я, передернув затвор, прицелился, как и в первом случае, на одно деление миль­дот ниже перекрестья, с учетом зимы. На холоде с 70-­ти метров пули всегда ложатся на одно деление ниже. Второй выстрел, и оставшиеся три куропатки полетели над болотом. Подобрав добычу и положив ее в рюкзак, продолжил свой путь. Весь край болота был затоптан следами куропаток. Попадались следы зайцев, мышей и лис. Кое-­где из­-под кустов, там, где оставалась незамерзшая вода, шел легкий парок. Слева на болоте снова грохнуло ружье напарника. Я осторожно скользил лыжами по снежной целине, обходя открытые места. Когда обнаруживал места кормежек куропаток, использовал бинокль, и, если находил птиц, старался обойти их с подветренной стороны.Самцов, вожаков стаи, настоящий охотник никогда не стреляет, такое правило, и я в них не стрелял и даже не прицеливался. Вообще­-то подойти к птицам ближе 60­-70 метров мне не удалось ни разу. Это была настоящая охота «в узерку». Удовольствие получил огромное, хотя результат был не слишком значительный. За световой день добыл семь белых куропаток. Скоро стало темнеть, и я повернул к дому, в сторону базы.

Продолжение следует.

Еще больше www.ohotnik.net

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.