4
(1)

Небольшое предисловие

Что такого может случиться, если вдруг «завтра» у нас в России пневматическое охотничье оружие получит, наконец, полную свободу применения на охотах? Уверяю вас ­ не произойдет ничего существенного. Количество «аирганеров» ­ поклонников пневматики ­ останется на прежнем уровне, а если и увеличится, то в масштабе страны на очень незначительную величину.

Мощные охотничьи пневматические винтовки не хлынут потоком в руки населения. Зарегистрированные охотники, в большинстве своем предпочитающие охотиться с оружием огнестрельным, не поменяют свою традиционную «ориентацию» на «пневматическую». Не повлияет это долгожданное событие на уровень продаж, который и сегодня уже ничем не ограничен, кроме долгого и нудного оформления в лицензионном отделе полиции. Опыт, традиция и цена на мощные пневматические винтовки скажут свое веское слово. Не следует думать, что либерализация закона о пневматическом оружии, если она произойдет, резко поднимет рост числа его приверженцев. Просто аирганеры обретя, наконец, свое законное право на полноценную охоту, успокоятся, и атмосфера этого вопроса перейдет в другую плоскость. Вопросы «за» и «против» будут решаться охотниками на конкретных охотах, что, собственно, уже и происходит в наших охотничьих угодьях. Следует понять ­ все будет у нас, как в Америке: огнестрельщиков всегда будет большинство, а «аирганеров» будет всегда в разы меньше! Любители пневматики, равно как арбалетчики и лучники, составляют всегда меньшую, но, надо надеяться, лучшую часть охотничьего мира. Ведь пневматическое охотничье оружие открыло охотникам новые творческие горизонты познания мира природы. Невзирая на то, что пневматика пришла в охотничью сферу «не вместо», а «в дополнение» и не претендует на лидерство и универсальность, которые принадлежат и будут принадлежать по праву сильного нарезному оружию. Нормально ли это, когда вопреки здравому смыслу фанатичная и небольшая (влиятельная) часть российских охотников проявляет болезненное беспокойство и прибегает к необоснованным нападкам. Ведь сообщество аирганеров по логике вещей не может претендовать на лидерство в охоте. Заметим, что не только наши профессионалы­охотники имеют непоколебимое «специфическое» мнение об огнестрельном оружии, но и американские «демократически продвинутые» охотники, имея свободный доступ к любому типу оружия, в абсолютном большинстве своем на охоте отдают предпочтение огнестрельному оружию. В приложении к охоте (безусловно уважая его право на охоту) они часто пренебрегают пневматическими винтовками, пистолетами и другим пневматическим оружием. Даже в законодательнице «мод» на пневматику ­ Великобритании, где на сторону пневматического оружия встали стеной экологи по причине мутации у зверья и птиц в результате обширного заражения их скудных охотничьих угодий дробовым свинцом. Даже там пневматическая винтовка, имея приоритеты в охоте, не получила доминирующего распространения под нешуточным воздействием «зеленых». Охотники европейских стран прагматично относятся к пневматике, в Германии используют ее с большими ограничениями для уничтожения вредных грызунов, наносящих ущерб сельхозкультурам. В охотничьих обществах, клубах и содружествах большинства государств, ныне существующих, везде нормально выраженное преобладание огнестрельного оружия в качестве основного и естественного. В законодательной сфере по применению пневматического охотничьего оружия самыми отсталыми надо признать постсоветские государства ­ Казахстан, Украину и Белоруссию. Совсем недавно и Россия была в этом списке, пока не произошел определенный сдвиг в сторону позитива. Самая активная часть почитателей пневматики в судах и госучреждениях отстояла право на охоту с пневматическим оружием. Сегодня у нас не запрещено легально иметь мощное пневматическое охотничье оружие и даже легально добывать мелкую и среднюю дичь. Надеемся, что эта трудная работа не остановится и получит реальное продолжение.

Ну, а пока наши «думцы» думают ­ поговорим об интереснейшей охоте на белок, ставшей вполне легальной благодаря усилиям общественности и нас ­ приверженцев пневматического оружия.

Неожиданный поворот

Охота на пушных зверей ­ белка это ведь пушной зверек, хотя и небольшой ­ считалась среди профессионалов – охотников высшей ступенью охотничьего мастерства. В советские времена охотникам «спускался» план по сдаче беличьих шкурок, ровно такой же, как по соболю, горностаю, песцу, бобру, лисице и другим зверям. Охотники уходили в тайгу на весь сезон и там старались выполнить план, в том числе и по беличьим шкуркам. Есть и сегодня увлеченные охотники, способные уезжать на пушной промысел в тайгу. Однако беличий промысел в наше время сделался невыгодным, и многие потеряли интерес, но заметим ­ не все… Не каждый охотник имеет возможность отлучиться от работы на несколько месяцев, да это и не каждому надо.

Знакомый егерь позвонил в четверг и пригласил на охоту. Мы с товарищем спешно отправились в неближние края с надеждой закрыть там лицензию на кабана. Егеря, встретившие нас на базе, неожиданно охладили наш охотничий пыл, объявив, что весь день до нашего прибытия искали кабанов. Объездили на снегокатах все, что смогли, но следов кабана не обнаружили ни в лесу, ни у кормушек… Мы погрустнели и решили отдохнуть пару дней на базе и возвращаться в Москву.

Утром разбудил егерь и пригласил на завтрак. По тому, как он интересовался какое при нас оружие, мы поняли – есть меняющий наши планы вариант.

Спустя час мы, одетые в охотничьи костюмы, с ружьями шли друг за другом на широких охотничьих лыжах по снежному полю к лесу. Предметом предстоящей охоты вместо кабанов стала белка. Мы согласились на белку, потому что никогда не охотились на нее прежде, а еще потому, что кабан ушел за озера. Решили, что настреляем белок на шапку и отправились на охоту. Нарезные карабины оставили на базе, а на белку вышли с запасным оружием, которое любим и всегда берем почти в каждую поездку, «на всякий случай».

Итак, в руках у моего товарища была пневматическая охотничья винтовка Атаман М2 отечественного производителя ООО «Демьян» калибра 7,62мм в исполнении булл­пап… Я вышел на белку с пневматической винтовкой Атаман ML 15, прямоточной, калибра 6,35мм. Путевки и охотничьи билеты лежали у нас в карманах.

Впереди шел егерь с двустволкой и молодой лайкой по кличке Вита. Когда вошли в лес, снег стал глубже, но собака начала активно работать, бегать по сторонам, задирая морду вверх, осматривать деревья. Егерь подбадривал собаку криками: смотри, смотри, … ищи. И собака искала. В лесу мы разошлись по сторонам и пошли цепью. По глубокому целику идти стало труднее, чем по протоптанной лыжне. Когда мои товарищи скрылись за деревьями, я остался один и почувствовал себя настоящим охотником. Вверху синело небо, над деревьями светило солнце, снег слегка поскрипывал под широкими лыжами, температура минус пять, ветра в лесу не бывает. На белом нехоженом снегу изредка встречались следы зверей и птиц. В руках у меня была хорошая винтовка, настроение отменное. Вот следы куницы, это лосиный переход недельной давности, а здесь утром прошла лисица, много заячьих следов. Под деревом набросано шелухи от шишек, которую оставила белка. В этот момент звонко залаяла Вита. Я поспешил на ее лай, одновременно снимая винтовку с предохранителя. Скоро вышел прямо на собаку, стоящую на задних лапах у толстой сосны, передними она опиралась на ствол дерева. Но с моей стороны к собаке не подойти. Мешали кусты и поваленные деревья. Когда я обошел кусты, увидел, что ближе меня оказался мой напарник. Опираясь на ствол нетолстой березы, он уже выцеливал добычу. Недалеко от него стоял егерь и, не снимая ружья с плеча, советовал целить в голову. Белка короткими перебежками поднималась вверх по стволу сосны. Вот она остановилась и решила посмотреть на охотника. Хлопнул выстрел, зверек полетел вниз и плюхнулся в сугроб. Егерь предупредительно крикнул: ­ быстрее подберите, иначе собака может испортить шкурку. Стрелок проявил быстроту и ловкость. Так началась охота…

Ловко орудуя ножом, егерь продел шнурок сквозь косточки задней лапки белки и повесил тушку вниз пробитой пулей головой на пояс удачливому стрелку. Я подумал, что на охоте все разумно, кровь из ранки будет стекать и капать вниз, не пачкая мех. Разумно и то, что стрелять приходится с расстояния 25­30 метров ­ отличная дистанция для пневматики. Собака получила положенное за работу вознаграждение, и мы двинулись дальше тем же манером. Заслышав собачий лай, я прибавил ходу и к месту пришел первым. Долго не мог найти белку на дереве. Но подошедший ко мне егерь толстой палкой громко постучал по дереву. Она задвигалась, и я сразу поймал ее в прицел. Повезло, зверек сидел на толстой осине, на которой, как известно, зимой нет листьев, и готовился прыгнуть на другое дерево. Стрелять было не вполне удобно, ветка, на которой сидела белка, прикрывала ее снизу. Когда она повернула голову, чтобы посмотреть вниз, голова ее высунулась из­за ветки, и я нажал курок. Есть! Вита кинулась, но не схватила добычу, а начала собачьим носом катать тушку. Под грозный окрик хозяина «подай», Вита, как мне показалось, нехотя взяла белку и подала Даниилу. Я попал таки точно в голову. Калибр моей винтовки 6,35мм, ранка получилась аккуратная.Так мы ходили почти до самого вечера и совсем забыли, что пропустили время обеда. Было дело, и промахивались, не сговариваясь оба били белок только в голову. Чем хорош такой выстрел ­ если попал, то убил, а если промазал ­ то зверек ушел целехонький. Белок в тамошних угодьях много, двух добыли сами без участия собаки. Просто одну заметил егерь и указал мне, а другую самостоятельно добыл Сергей во время обратной дороги на базу.

Хотя каждый из нас произвел не более десяти выстрелов за день. Вечером после ужина мы вытерли насухо винтовки и добавили воздуха, доведя давление до нормального. Оружие нами было пристрелено заранее, еще в московском тире, и поэтому промахов было мало. Мы пришли к выводу, что для такой охоты обе винтовки имеют хорошую точность. Приятель, например, с 60 метров попадает в пятирублевую монету. Если вы охотитесь на белок, то должны попадать в круг равный диаметру головы 4см с дистанции не более 40 метров. Такой результат вполне достаточен при такой охоте, промахов почти не будет.

Мы прожили на базе еще два дня, а точнее, две ночи. Днем охотились на белок. Но уже самостоятельно без егеря и собаки. Уходили после завтрака на лыжах, а возвращались перед ужином. Винтовки Атаман действовали безотказно при аккуратном обращении, хотя условия были трудные. Я на лыжах хожу с «напрягом», а напарник ходит только по ровной местности. В лесу же приходилось съезжать в овраги, подниматься на горки, преодолевать завалы и, конечно же, падать в глубокий снег вместе с винтовками… Уже в машине по дороге домой мой товарищ неожиданно объявил мне вывод, к которому пришел на охоте: ­ А по белке­то мой булл­пап будет поудобнее твоей «классики». Действительно, в лесу с лыж и целиться и стрелять из компактной винтовки удобнее, но я все­равно люблю «классику».

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.