0
(0)

Недостаточность информации о наносимом фактическом вреде животноводству и домашним животным волками, представляет так называемый «волчий вопрос» сильно преувеличенным. На самом деле во многих регионах обстановка сложилась достаточно тревожная. Неуклонно растет количество происшествий, связанных с волками. В некоторых местах они становятся настоящим бедствием для сельского населения и, особенно для фермерских хозяйств, занимающихся разведением и выращиванием скота.

Несколько слов про хищников

Дерзость и наглость хищников переходит все мыслимые границы. Особенно выразительно сегодня это ощущается на исконных скотоводческих территориях, например, на левом степном берегу Волги, от Волгограда до Астрахани. Пастухи ферм расположенных вдоль границы с Казахстаном не успевают подсчитывать убытки от нападения волков на овец и лошадей. Растет численность волчьих стай повсеместно, при очень слабой реакции или часто при полном бездействии администраций районов и соответствующих служб. Не благополучно везде, при небольшом исключении. Зафиксированы случаи нападения волков на скот, домашних кошек, собак и даже на людей в Тверской, Ярославской, Костромской, Кировской и других областях. Смутное осознание значительности вреда приносимого волками жителям, животноводческим и фермерским хозяйствам, конечно же, подталкивает наиболее активных чиновников­руководителей к решению проблемы. Но меры, принимаемые ими малоэффективны и явно недостаточны. Систематическая работа по регулированию численности хищников практически прекращена повсеместно со времени развала СССР. Сохранившиеся одиночки охотники­-волчатники и немногочисленные группы энтузиастов, занимающиеся охотой на волков, не в состоянии решить проблему даже на уровне районном, из за слабой поддержки или полного отсутствия таковой.

А поощрение ли это?

Слабые поощрительные меры воспринимаются охотниками чаще всего как насмешка, ведь известно всем и понятно каждому, что охота на волков очень затратное дело. Обескровленные и наполовину разоренные общества охотников на местах, касаясь волчьего вопроса, разводят руками, с тоской взирая на оставшиеся от советских времен фотографии и выразительные плакаты. Мистификация волка и его жизни имеет большую историю и достаточно широкое распространение. Еще с древних пор вся его сущность была окружена ореолом загадочности и мистическими вымыслами. В славянской мифологии волколак — человек-­оборотень, обладающий способностью превращаться в волка. Cчиталось также, что колдуны способны превратить свадебный поезд в стаю волков. Волколак по убеждению славян становиться впоследствие упырем. Поэтому по смерти ему зажимали рот монеткой. Сочетание способностей становиться волком или медведем имело в ряду 12 превращений, описанных в древнерусской книге «Чаровник», запрещенной нашей церковью. Производным от слова волколак стало слово вурдалак и, благодаря легкому перу А.С.Пушкина, прочно вошло в литературу, а стало быть и в жизнь. Волк в народной словесности всегда олицетворял ночную тьму и мрачные тучи, в старинной Кормчей книге написано, что солнце и луну закрывают волколаки. На Руси пастырем волков называли святого Юрия (Георгия), который в конце Юрьева дня собирает всех волков и каждому определяет, где и чем ему кормиться. Отсюда и называли волка «Юрьева собака». Волка также отождествляли с дьяволом или чертом, а зиму с временем торжества демонов над силою солнечного света и теплоты. Зиму также часто именовали — волчьим временем. Вот как описывает Мельников­-Печерский в книге « В лесах» встречу с волками: «…пожалуй, на неделю хватит,— спокойно отвечал Патап Максимыч.— И лошадям корму взято довольно. А заночевать в лесу придется... Хоть бы зимница какая попалась... Ночью­-то волки набегут: теперь им голодно. Пора же такая, что волки стаями рыщут. Завтра ихний день: звериный царь именинник (день 18 февраля память святого Льва, папы римского в заволжском простонародье зовется львиным днем. Это по тамошнему поверью праздник звериного царя, его именины. На свои именины лев все разрешает своим подданным. К тому дню волки свадьбы свои пригоняют.»

Люди и волки

Вообще мистическое очень часто смешивается с реальностью в сознании людей. Так волков в описании их жизни часто наделяют сверхъестественными способностями, великолепными свойствами и качествами, которых они иметь не могут по естественным законам природы. В художественной литературе это явление вполне приемлемо и объяснимо. Однако научная и популярная литература этого не выносит, это сразу же вызывает меньшее или большее негодование специалистов, охотников, натуралистов и др. Так Леонид Павлович Сабанеев в охотничьей монографии «Волк» с возмущением пишет: «... Что касается умственных способностей волка, то об его уме, хитрости и осторожности рассказывается и повторяется так много анекдотов, что не знаешь, чему более удивляться — богатству ли фантазии сочинителей или легковерию лиц, повторяющих эти нелепости. Если верить некоторым авторам, то волки в уме и хитрости превосходят всех животных, даже не уступают в этом человеку. «Волки, — повторяет г. Лазаревский вслед за болтуном и фантазером Туссенелем, этим «Бальзаком животных», — соблюдают между собою законы ассоциации, дисциплины и строгой справедливости. Они рабы своего слова. Не было примера, чтобы в шайке волков возникли споры и разбирательства по поводу раскладки дивидента». Волки, по словам все того же г. Лазаревского, которому принадлежит заслуга собрания всех наиболее выдающихся нелепостей, набирают в случае надобности артели, собирают сходки, совещаются, избирают тот или другой план; в степях они подкрадываются к табуну лошадей по ветру, захватив в зубы куст катуна (перекати­поля): трава как будто сама катится; волки укрываются на границе (китайской), потому что знают, что преследование их тут невозможно; в Малороссии они, нападая на лошадей, для большей тяжести наедаются земли; волк не бросается на привязанную в лесу скотину и т. д. Даже известную привычку многих зверей ходить в зимнее время один за другим, след в след, г. Лазаревский у волка считает доказательством высокого развития его умственных способностей. Мало того, он приписывает волку уловку притворяться мертвым.

Волк

Нечего и доказывать, что все это чистейшая бессмыслица. Кому неизвестно, что у волка прав только сильный, что никакого рыцарского благородства они не выказывают, а напротив, постоянно грызутся между собою и даже поедают друг друга; артелей же они никаких не набирают, и волчья стая состоит из выводка, т. е. составляет органическое целое, а не сброд; в весьма редких, исключительных случаях замечается противное. Ползти с катуном по ветру они также не могут уже потому только, что тогда лошади всего скорее почуют их; что касается земли, которой наедаются волки, то сколько же потребуется съесть ее для достижения большей тяжести? Не пуд же проглотит он! А что волки ходят зимою след в след — это объясняется не умом, а простою необходимостью, так как этим значительно облегчается их передвижение; летом же, даже зимою в степях, это правило далеко небезусловно. Во всяком случае, волки ходят так уж вовсе не для того, чтобы нельзя было угадать, сколько прошло их тут — «два­-три или два­-три десятка». Были бы гораздо разумнее с их стороны обратные действия: на вот, сколько нас здесь прошло — поди сунься-­ка!; если бы они не ходили точно по струнке, а делали сметки в сторону, подобно лисице, зайцу, которые, следовательно, выказывают тут гораздо более хитрости и осторожности. Всякому известно, что умственные способности животного находятся в соответствии с развитием известных частей мозга и органов чувств. Но широкий лоб волка никак не обозначает много ума, а зависит от толщины черепных костей; вместительность же волчьего черепа незначительна, и органы чувств, говоря вообще, находятся на низкой степени развития. Спору нет, волки употребляют при добывании себе пищи некоторые уловки, но уловки эти одни и те же и заключаются единственно в т. н. заманивании глупых собачонок и нападениях на стадо с двух­-трех разных сторон; о том, что они иногда подползают к добыче, конечно, не стоит говорить. Волк осторожен — это правда, но эта осторожность не есть разумное самосохранение лисицы, никогда не теряющейся в минуты опасности, подобно волку, а есть только трусость. «Не есть ли эта якобы трусость скорее сильно развитая недоверчивость?» — спрашивает г. Лазаревский. Совершенно верно, ответим мы, недоверчивость к своим умственным способностям.» Согласно мнения Леонида Павловича Сабанеева, волк является очень сильным и выносливым зверем, заслужившим вполне уважения охотников. Нет никакой необходимости приписывать ему качества, которых он не имеет. Так имея отличный тонкий слух, волки плохо видят днем. Ночью же наоборот, редкий зверь может сравниться по зоркости с волком. Глаза его в темноте светятся «фосфорическим» светом. Хотя волк не может быть вполне причислен к ночным животным. Однако чутье, «нюх», даже по сравнению с охотничьими собаками сильно отстает. Так, например, он преследует зайца пока не потеряет из виду, а потерявши, бросает. Имей он чутье как у гончей собаки, зайцем пришлось бы туго. Природа, значительно обделив волка чутьем и зрением, взамен развила у него в высшей степени тонкий слух. В оценке этого качества согласны все натуралисты и охотники.

Охотники на волка

Охотники считают вполне обоснованно, что главное условие удачной охоты на волка заключается в соблюдении полной тишины. Даже направление ветра важно учитывать в том отношении, что против ветра волки слышат гораздо дальше. Падаль, лежащую в угодьях, волк, как считают некоторые охотники, находит по крику птиц. Известна так же связь волка с лесным вороном, слушая карканье которого он легко находит лежащую в лесу падаль. В лесу или в кустарнике к лежащему волку подойти практически невозможно. Даже во время сна он слышит, что делается в округе. Вкус у волка развит слабо. Видимо по причине необыкновенной его прожорливости. К тому же пищу он проглатывает большими кусками и неразборчив к ней. Часто питается падалью. Волк принадлежит к резко очерченной группе отряда хищников. Семейству собачьих (псовых) Canidae. К роду (Genus) — собак (Canis). Генетическая связь волка с собакой очевидна. Не оспаривается и прямое родство охотничьих лаек с волком. Волки не ведут оседлой жизни и в зимний период уходят в отдаленные на значительное расстояние местности. Там они в ступают в контакт со своими сородичами, часто смешиваясь с другими породами. Так что трудно найти местность, где бы проживали волки одной совершенно чистой породы. Основных пород можно условно принять четыре: лесную, горную, северную (тундровую) и степную. Разумеется, что степные волки Краснодара имеют отличие от волков Оренбуржья. Ареал обитания естественно дает свой отпечаток. Вопреки бытующему, даже среди охотников, мнению, что волки живут в дремучих диких лесах, где прячутся в отдаленных необитаемых урочищах, заметим вслед за Л.П. Сабанеевым, что волк и человек неразлучны и живут бок о бок долгие века. В дремучем хвойном лесу в снежную зиму зимой волку не выжить не потому, что там нет еды, а оттого, что в рыхлом глубоком снегу волку добывать себе пропитание трудно или даже невозможно. Рыхлый глубокий снег не выдерживает тяжелого зверя. И в нем он найдет себе могилу. Около человека всегда есть пища — домашний скот. К тому же вырубая леса, в первую очередь ель, сосну и пихту, человек прокладывает волку дорогу и не дает ему погибнуть. На освобожденных от лесов территориях ветры и солнце изменяют структуру снежного покрова. Образуется наст, по которому волки могут свободно перемещаться и находить себе добычу. Вырубка лесов сильно влияет на климат и в первую очередь сокращает количество выпадающих осадков, уменьшается глубина снега. Структура снега становится более плотной. Чем же отвечает волк за такую заботу человеку? К сожалению, с развалом в России существовавшей власти практически прекратилось организованное преследование и уничтожение серого хищника. Началось беспрепятственное его размножение, плоды которого мы пожинаем.

В завершении

Истребление природы, и в первую очередь лесов, пропорционально сказывается на сокращении количества зверя и дичи. Это в свою очередь привязывает волка еще более к человеку и к его жилью. Во время зимней бескормицы голод гонит волка из лесу, и даже в московской области и других плотно населенных областях волки систематически появляются не только в отдаленных деревнях, но и в рабочих поселках. Где нападают на собак, охраняющих жилище людей, и пожирают их на глазах у хозяев. Не брезгуют волки и кошками. Что же говорить про отдаленные места. Характерный случай произошел в этом году в Хараболинском районе Астраханской области. Исконно скотоводческой территории. Волки несколько раз наведывались в кошару, приводя всякий раз в печаль и огорчение хозяина, Кайрат, так зовут этого человека, не имея ружья, несколько ночей безуспешно караулил серого разбойника, вооружившись вилами и длинной железной цепью. Волки пришли под утро, когда Кайрат ночевал в своем доме. Два волка зарезали семнадцать баранов. Выведенный из равновесия Кайрат бросился верхом на лошади с цепью в руках в погоню за волками. Он несколько часов преследовал одного волка, вначале шел галопом по его следу. А затем, когда начал догонять, гнался напрямую по степи. Не жалея ни себя, ни лошади. Догнал и цепью забил до смерти. Подобные случаи в тех местах хотя и поражают воображение, но редкостью не являются.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.